Королева бензоколонки. История про русскую студентку

Учился я в аспирантуре. Времена были веселые, конец 90-х, дефолт только случился. И мой научный руководитель для подработки и поддержания штанов, как он говорил, взял себе совмещение должности в соседнем строительном институте, где в предвкушении заказов от нефтяников и газовиков открыли новую специальность – «строительство нефтегазопроводов и объектов нефтегазового хозяйства». Официально был устроен он, но ставку мы честно делили пополам. Почему-то на этой специальности было много девушек, которые не всегда все понимали в технических вопросах, что и сыграло шутку с одной из барышень.

Сдавали они зачет на допуск к экзамену по сопротивлению материалов. Кто не в курсе, скажу, что есть даже такая поговорка: «Сдал сопромат – уже жениться можно!» Мальчишки отстрелялись быстро, а дамы затормозились. Одни не сдали лабораторные работы. Другие демонстрировали «чудеса науки». Третьи просто занимались своими делами, рассчитывая, что потом, надев юбчонку покороче, смогут, хлопая глазками, получить зачет и допуск к экзамену. Но мой научный руководитель сразу отправлял таких мамзелей переодеваться. В конце концов, осталась одна «хвостистка», которую шеф перебросил мне. Время близилось к Новогодью, поставить ей допуск «на халяву» я не мог, поэтому, как на эшафот, приходил в выделенные дни и слушал ее бесконечные «э-э…», «м-м-м…», «ну-у, это сложно, но я попробую». Умаявшись, я спросил совета у моего наставника. «Спроси у нее что-нибудь на элементарную техническую логику. Если ответит, значит хорошо. Нет – ставь два шара и беги готовиться к Новому году!» – был мне ответ. Наступило время Ч.

– Сударыня! – начал я, – Ладно с ними, с формулами и определениями. Вопрос на знание простых истин и законов природы. Русская студентка оживилась и радостно заулыбалась.

– Какое давление вокруг нас в данный момент? Уточняю размерность – в атмосферах.

– Одна! Одна атмосфера! – чуть ли не захлопала в ладошки экзаменуемая.

– Хорошо! Вот вы построили бензоколонку и приезжает водитель, вставляет пистолет в бак, нажимает спусковую скобу, бензин льется в бак. Вопрос – почему льется?

– А! Вот! Ну, это! Потому что давление в баке и в атмосфере меньше, чем давление в шланге! Правильно? – с надеждой посмотрела девушка на меня.

– Абсолютно правильно! – пришлось согласиться мне.

Будущая королева бензоколонки радостно заерзала и стала якобы невзначай пододвигать ко мне зачетный лист и свою зачетку наманикюренным пальчиком.

– Итак! Третий вопрос. Отвечаете – сразу зачетку, допуск к экзамену – и по домам.

Раз давление в баке и атмосфере меньше, чем в шланге, какое примерно давление должно быть в шланге, чтобы бензоколонка нормально работала? Не нужно точных цифр, назовите примерный порядок и обоснуйте.

Студентка задумалась. Скосила глаза на учебник.

– Сто атмосфер? – неуверенно спросила она.

– Увы и ах! Неправильно! И что делать будем?

– Нет! Я ошиблась! Девяносто атмосфер! Опять неправильно? Тогда не знаю. Но там же быстро колесики вертятся, что литры

считают! Значит, напор должен быть большой! 70 атмосфер там точно должно быть! Или 50?

– Голубушка, вы не угадывайте, а обоснуйте. Колесики, которые цифры вращают, это не обоснование, – пытался вразумить ее я.

Обосновывала она долго, но дальше колесиков, которые вращали циферки литража, ей стронуться не удалось. Потом в ход пошли классические женские уловки, что ей эта специальность не нужна, а нужен диплом, что она и без этих ненужных атмосфер запросто будет строить объекты нефтехозяйства. Потом начала бить на жалость, что я тоже недавно был студентом и должен понимать ее чаяния и проблемы.

Сошлись на том, что допуск я ей ставлю, все-таки на два вопроса из трех она ответила, но «колесики, шланги и сто атмосфер» я перескажу экзаменатору и на экзамене она «слезами изойдется». На чем и расстались.

Дома я взял карандашик и прикинул, а что было бы, если бы давление в шланге подачи было бы сто атмосфер. После нехитрых подсчетов я обнаружил, что на срезе заправочного пистолета возникло бы сверхзвуковое истечение, как в ракетном двигателе, а струя топлива била бы метров на 40. И если бы на ее пути стоял какой-нибудь беззащитный автомобильчик типа «Дэу Матиз», отбросила бы его метра на три.

Больше этой русской студентки я не видел, но мой научный руководитель, когда я наутро поведал ему про сдачу зачета, хохотал. Через пять лет около конструкторского бюро, где я работал, открыли бензоколонку. В районе явно была проблема с заведениями общепита, поэтому мы туда часто бегали на обед. Кафешка там была чудная, с шоферским колоритом. Однажды я припозднился с перерывом и застал пустое кафе со скучающими девахами, одна из которых внушала другой, у которой на груди был беджик «стажер»: «Наша начальница баба хорошая, но с закидонами! Будет у тебя спрашивать обязательно про то, какое давление в шлангах заправочного пистолета. Так что ты дома учебник физики посмотри. Завтра она с инспекцией прикатит, так что подготовься». На следующий день я тоже прибыл подготовленный, поджидая начальницу у стойки вместе со стажеркой. И, когда она пересекла порог, сходу огорошил ее вопросом: «Так какое же давление в шланге заправочного пистолета?» Едва ли не щелкнув каблуками, как прусский гвардеец, начальница (та самая русская студентка) отчеканила: «Давление в шлангах заправочного пистолета регулируется в зависимости от температурных условий! Средневзвешенный параметр перепада не должен превышать 0,2–0,3 атмосферы! Больший перепад недопустим, так как он вызывает преждевременный износ запорной арматуры и уплотнений, не рассчитанных на больший перепад давления!» На работу я шел довольный. Хоть что-то у барышни в голове осталось, значит, не зря мы с моим научным руководителем трудились на ниве просвещения. И, видать, неплохо трудились, если даже в своих вопросах смогли предугадать будущее место ее работы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.